8 800 500 21 36

Сетевая розница. Риск дробление в 2020 году есть у всех.

25 Февраля 2020

Любая розничная сеть, будь то магазины, рестораны или аптеки развиваются по схожему сценарию, который обеспечивает их развитие и рост и практически неизбежно приводит к рискам обвинения в дроблении бизнеса с десятками миллионов доначислений.

«Ты помнишь, как все начиналось?»

Сеть растёт из одного магазина, ресторана, аптеки (нужное подчеркнуть), организованного в форме ИП или ООО и применяющего специальные налоговые режимы, причем в большинстве случаев – ЕНВД. Возможность открыть второй объект может быть конечно и следствием использования административного ресурса (например, возможности аренды муниципального помещения в выгодной локации), но невозможно без поддержки потребителей, которым по определенным причинам (цена, сервис, обстановка, меню и т.д.) нравится покупать продукцию именно у конкретного предпринимателя.

Новый объект торговли – новое ООО или ИП. В этом есть деловая цель – так диверсифицируются риски, но возникают и развиваются риски дробления: общий центр управления и осознание, что бизнес единый, позволяет собственнику легко принимать решение о перемещении сотрудников из объекта на объект, выдавать перекрестные невозвратные займы, использовать общие ресурсы и т.д.

Логика понятна: собственнику все равно деньги в левом кармане или правом, главное, чтобы брюки были его. До тех пор, пока совокупная выручка сети не превышает 150 млн. р. или численности сотрудников 100 человек – такое структурирование не имеет налоговых рисков, ведь при доказывании дробления необходимо установить налоговую выгоду (а она должна для этого быть), а также действительные налоговые обязательства[1]:

Конечно, и в этой ситуации можно получить доначисления: например, если одно помещение, площадью 200 кв. м. пытаться разделить полками на два, таким образом, чтобы каждое из них не превышало 150 кв. м. для применения ЕНВД[2]:

В этой же стадии развития бизнеса закладываются еще несколько проблем: во-первых, появляющиеся активы распределяются хаотично, исходя из того, у кого в группе компаний есть деньги и во-вторых, если бизнес компаньонский – все договоренности между собственниками носят исключительно понятийный характер и первые возникающее трения компенсируются ростом бизнеса и наличием денег. А это успокаивает.

Дробление.

Почему сеть растет? Потому что собственники бизнеса находят для этого «рецепт», который они начинают масштабировать через новые розничные точки. Одинаковое ценообразование, внешний вид сотрудников, дизайн магазинов или ресторанов, уникальное меню и т.д. – все это перекочевывает с объекта на объект, потому что это работает.

Далее для роста становиться необходимым узнаваемость, появляется единый бренд, дисконтная система (как у федеральных сетей), единый сайт. Если собственникам бизнеса нужно «величие» созданного бизнеса – единство сети еще более очевидно: интервью в местных СМИ, информация на сайте о группе компаний, фотографии с корпоративов, на которых присутствует более сотни счастливых сотрудников (при продолжающемся использовании «упрощенки») и т.д.

Рост розничных точек неизбежно приводит к выводу о необходимости централизации управления и снижения издержек: появляется прообраз управляющей компании с единой бухгалтерией, обслуживающей только организации и ИП входящие в группу компаний, общей кадровой службой, инженерами по охране труда, логистами, кол-центром, отделом по контролю качества и т.д. Ну и правда, не в каждый же объект своего кадровика сажать? К тому же «все так делают»!

Развитие бизнеса приводит к созданию своей оптовой компании, открытию производства (но возможна и обратная ситуация, когда розница возникает из опта), увеличивается количество и стоимость основных средств, бизнес-процессы становятся сложнее, возникает делегирование, когда часть управления берет на себя топ-менеджмент. Теперь налогами и финансами ведает в большей степени финансовый директор и главный бухгалтер, собственнику заниматься этими вопросами не интересно, да и просто некогда, когда бизнес-то развивать?

Но выбранная концепция одна розничная точка – один ИП или организация, применяющая специальные режимы, остается неизменной (преимущество ИП очевидны – меньше размер штрафов, но самое главное – относительная свобода распоряжения наличными денежными средствами, необходимыми как для выплаты конвертной заработной платы, так и для нужд собственников). Если сначала в роли таких предпринимателей или учредителей выступали родственники (кому еще можно хотя бы немного доверять?), то с ростом бизнеса они заканчиваются и в ход идут бывшие-действующие сотрудники. Деньги у них забирать наличными несколько сложнее, поэтому выручка изымается займами (конечно невозвратными) в пользу других организаций группы компаний.

Вообще займы, кредиторская и дебиторская задолженность становятся проблемой – с одной стороны она «висит» и накапливается, угрожая возникновением у кредитора прибыли, с другой и отдать ее невозможно – займодавцы «слетят» с УСН. Также собственникам становиться непонятным как контролировать активы, которые принадлежат организациям с учредителями и генеральными директорами, отличными от бенефициаров.

В рознице по-прежнему используется упрощенка, покупателям не нужен НДС, но дело не только в этом: в каждый город приходит крупная федеральная сеть, которая готова демпинговать. Федеральная сеть обладает выстроенными бизнес-процессами, известностью и большим оборотом – мощными конкурентными преимуществами. Даже продавая с НДС сеть может дать потребителю приемлемую стоимость и сервис благодаря объему продаж.

А вот региональная сеть это позволить может далеко не всегда, для нее НДС в рознице – это не уменьшение прибыли предпринимателя (как думают налоговики), а увеличение стоимости продукции и как следствие потеря потребителей (а в макроэкономических масштабах – рост инфляции, снижение роста экономики, но кто об этом серьезно думает, пока есть нефть?).

Отмена ЕНВД в конце 2020 года только усугубляет проблему: выручка успешного ИП или ООО на ЕНВД превышает 150 млн. р. и налоговики сколько угодно могут делать на своем сайте калькуляторы расчета налоговой нагрузки для выбора иного налогового специального режима, для успешной сети – отмена ЕНВД это либо переход на ОСН, либо ее дальнейшее дробление, когда вместо одного ИП с двумя розничными объектами будет требоваться два ИП у каждого из которых будет только по одному объекту. Очевидно, что это не только увеличивает риски дробления, но и ухудшит управляемость группы компаний.

Как видит сеть налоговик даже без АИС «Налог-3» - идет он по улице и читает вывески: «Магнит», «Макдональдс» - не цепляет, на местном уровне такие сети не укусить, пусть центральный аппарат занимается их структурой владения и выплатой займов и дивидендов в иностранные юрисдикции, а вот местная сеть – одинаковые вывески, покупатели, выходящие с сумками и ощущение (и знание), что у бизнеса есть хозяин, который о нем заботиться. Есть рачительный хозяин – есть деньги и потенциальные доначисления. Схема взаимозависимости видна: особенности движения денежных средств в группе компаний, обязательно единый ip-адрес (как же без него!) и разные таблички с именами ИП на дверях розничной сети не обманут – признаки дробления есть:

Дальше не обязательно должна быть ВНП, налоговики могут использовать комиссии по легализации налоговой базы (мобилизации, побуждения налогоплательщика и т.д.). В протоколе по итогам комиссии может быть указана и предполагаемая сумма для уточнения налоговых обязательств, и угроза проведения ВНП если уточнения не произойдёт в течении определённого времени.

Если дойдет до ВНП розничной сети, то ее результат может выглядеть например, вот так[3]:


ИП с 1995 года строит розничную сеть под одной торговой маркой: один магазин – один ИП (всего 12), все применяют ЕНВД. Для обслуживания сети создается 6 (!) производственных кооперативов. Хозяин децентрализовать сеть не готов: общая торговая марка (интересно, что речь в решении суда идет не о товарном знаке), единый сайт, затраты на ремонты и покупку оборудования только у бенефициара, безвозмездное пользование всеми ИП оборудованием бенефициара, трудоустройство всех заведующих магазинов только у самого бенефициара, плюс показания сотрудников о формальности разделения. И доначисление 40 млн. рублей.

Или вот так[4]:


Единая торговая марка (опять не товарный знак!), произвольное перемещение товара между ИП; при смене ИП в магазинах меняются только ценники; показания сотрудников (включая бухгалтерию) и еще интересный момент – ни один ИП ничего себе не купил, хотя все прибыльные, а между тем собственник приобрел 10 объектов недвижимости. 30 млн. р. доначислений.

Кто виноват и что делать?

Первый вариант при выявлении очевидных признаков дробления сети – ничего не делать. Сплошной анализ судебной практики, осуществленный экспертами «Комплаенс Решения» показывает - в 2019 году арбитражными судами было рассмотрено 169 дел о дроблении в 49 субъектах из 85, поэтому о тотальной борьбе с дроблением пока речи не идет (к слову выиграли полностью или частично налогоплательщики только 46 дел). Можно надеяться, что авось пронесет и возможно и правда пронесет.

Второй вариант – частично централизоваться и отказываться от применения специальных налоговых режимов в рознице. Такой вариант для розничных сетей возможен – посмотрите на чеки с выделенным НДС. При этом маржа неизбежно упадет, а цена вырастит. Масштаб бедствия необходимо рассчитывать.

Третий вариант – разумно децентрализовываться. Разумность здесь понятие относительное, например, победа в «шестом» круге сети Шининвест была неочевидна и на грани[5] (отбито доначисление 187 млн. р.):

И вывод суда несмотря на все признаки дробления: «Экономическая целесообразность построения такой модели бизнеса состоит в том, что именно развитие сервисного направления существенно влияет на объемы продаж автошин; предприниматели имеют свой штат сотрудников и клиентскую базу; налогоплательщик заинтересован в развитии партнерской сети розничных точек, которая повышает его конкурентоспособность».

Вообще, что отличает деловые цели структурирования от дробления бизнеса? Налоговые консультанты пытаются искусственно выдернуть из налоговых споров некие признаки дробления в зависимости от частоты их повторяемости и оценки судами. И это скорее вредная работа, чем полезная, поскольку призывает собственников бизнеса бороться с отдельными признаками дробления, а не их совокупностью и соотношением с деловыми целями структурирования. В делах о дроблении тех же алкогольных и аптечных сетей именно совокупность деловых целей структурирования оказывается решающим[6].

Четвертый вариант – полная децентрализация, например, на основании полноценного договора коммерческой концессии. Для исключительно внутригруппового структурирования эта модель может быть слишком дорогой: самостоятельность франчайзи требует накладных расходов, так что франшиза должна быть настоящей. Практически полностью.

При выборе варианта следует учитывать и географический признак (вся группа компаний в одном субъекте РФ или нескольких), особенности договорных и корпоративных отношений, фактические бизнес-процессы, возможные показания сотрудников и т.д.[7] Даже при волевом решении собственника полностью централизовать бизнес, отказавшись от даже потенциальных рисков признания структуры дроблением, сделать это сразу невозможно, более того, зачастую сам ускоренный процесс централизации и может стать катализатором возникновения налоговых рисков.

В любом случае, изменения требуют усилий, а каждое тело стремиться к покою. Поэтому первый вариант решения проблемы (вообще ее не решать) – остается самым популярным. И не правильным. 

 Сноски: 

  1. Определение СКЭС Верховного Суда РФ от 30.09.2019 № 307-ЭС19-8085 по делу № А05-13684/2017.
  2. Определение ВС № 306-КГ18-25938 от 25.02.2019 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, Определение ВС РФ № 304-ЭС19-1331 от 11.03.19 г. по делу  А67-4208/2017 и многие другие.
  3. Решение АС Кемеровской области от 13.02.2020 по делу А27-28319/2017 (размер доначислений - 40 млн. р.).

  4. Решение АС Тюменской области от 25.11.2019 г. по делу А70-6720/2019 (применена ст. 54.1 НК РФ).

  5. Постановление АС Уральского округа от 27.09.2019 г. по делу А76-27603/2017 .

  6. Постановление АС Северо-Кавказского округа 11.05.2018 А53-2638/2017.

  7. «Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Вернуться к списку новостей

Читайте так же

Блог
Блог
Новости
Новости
^ array:4 [
  "SECTION_META_TITLE" => "Структуризация бизнеса - Комплаенс Решения"
  "SECTION_META_KEYWORDS" => "Структуризация бизнеса"
  "SECTION_META_DESCRIPTION" => "Полезные статьи, обзоры и материалы по теме "Структуризация бизнеса" от Комплаенс Решения"
  "SECTION_PAGE_TITLE" => "Структуризация бизнеса"
]