8 800 500 21 36

Счет 123:46 в пользу налоговых органов.

17 Февраля 2020

Мы не любим истории «страшилки» про налоговиков, выигрывающих все споры с налогоплательщиками, но анализ арбитражной практики 2019 года по делам о дроблении бизнеса показывает устойчивую тенденцию: дел становиться больше, споры разнообразнее, возможностей структурирования бизнеса без обвинений в получении необоснованной налоговой выгоды – все меньше, также как и шансов выиграть спор в суде.

Кстати, именно последнее обстоятельства, как и общее нежелание судиться с налоговиками не дает статистике по судебным спорам резко вырасти – многие предпочитают подавать уточненки и переходить на общий режим налогообложения (даже за прошлые периоды), не пытаясь доказать деловые цели построения группы компаний.

Регионы-лидеры по делам о дроблении приведены ниже: Москва на 4 месте, в Санкт-Петербурге дел по дроблению вообще не было, Волгоградская область – лидер второй год подряд:


Но важнее не статистика сама по себе, а пограничность некоторых споров о дроблении и высокая степень субъективизма при определении деловых целей создания группы компаний, которая отмечается и судами[1]: «фактические обстоятельства при исследовании вопроса о том, являлись ли организация и индивидуальный предприниматель в проверяемом периоде самостоятельными хозяйствующими субъектами, либо представляют собой фактически единый хозяйствующий субъект, который путем организации формального документооборота уклоняется от уплаты налогов в части операций по розничной продажи производимой продукции, установлены судами единообразно. Однако выводы судами сделаны противоположные».

При этом многие выигранные налогоплательщиком дела (полностью или частично) касались неправильно определённых действительных налоговых обязательств, а не правомерности структуры бизнеса в целом.

Между тем, складывающаяся судебная практика ставить под удар целые отрасли, например, сетевую розничную торговлю и общепит[2]:


Типичная структура бизнеса: бенефициар (ИП Шейденко А.А.), управляющая компания и 14 розничных магазинов одной сети, оформленные на ИП, которые либо являются родственниками бенефициара, либо сотрудниками (кассир, водитель и т.д.).

Алгоритм доказывания такой структуры бизнеса дроблением понятен:

- допросы сотрудников (включая бухгалтеров управляющей компании), которые указывают, что все ИП – номинальные, а реальный руководитель – бенефициар;

- при смене ИП, в магазинах меняются только ценники;

- товар перемещается между магазинами произвольно, по указанию бенефициара;

- далее - стандартный набор признаков дробления, являющийся следствием наличия управляющей компании (один ip, общий банк, бухгалтерия, кадровая служба и т.д.);

- из оригинального в данном деле – наличие единого поставщика всех ИП – жена бенефициара;

- попытка налогоплательщиком в качестве выгодоприобретателя схемы выставить другого ИП (ИП Черногор А.А.), как способ доказать неверно рассчитанные налоговым органом действительные налоговые обязательства и вообще установленные обстоятельства совершенного нарушения;

- и еще один аргумент, становящийся особенно актуальным в виду инициатив нового премьер-министра по созданию реестра доходов домохозяйств – за время функционирования вышеуказанной структуры, ИП, получая выручку 10-50 млн. р. ничего себе не купили, в это же время бенефициар приобрел 10 объектов недвижимости и хотя это прямо не прозвучало, но откуда деньги? Суд ответил – деньги от номинальных ИП, входящих в группу компаний.

Примечательно, что суд применил в споре и ч. 1 ст.54.1 НК РФ (редкий случай, поскольку обычно суды по делам о дроблении используют старое Постановление Пленума ВАС №53, а 54.1. НК РФ – по делам об «однодневках»).

 Редкие выигрышные дела в арбитражных судах первой инстанции не гарантируют, что решение устоит в апелляции[3]:


Дистрибьютер на ОСН является единственным поставщиком для розничной сети из 8 юридических лиц. Лица взаимозависимы – один учредитель. Налоговики отработали по шаблону:

- один вид деятельности;

- бухгалтерский учет осуществляется одним бухгалтером;

- ведение налогоплательщиком и спорными контрагентами деятельности осуществляется по одному адресу без разделения товара на складе;

- отгрузка товара взаимозависимым организациям осуществлялась с минимальной наценкой (2-3%);

- расчетные счета открыты в одном банке;

- в налоговой отчетности указан один и тот же контактный телефон;

- работники организаций одновременно работали в нескольких фирмах, либо переводились из одной фирмы в другую без изменения их должностных обязанностей и изменения рабочего места;

- согласно анализу налоговой отчетности спорных контрагентов установлено, что из 24-х отчетных периодов в 16-ти периодах уплачивался минимальный налог, доход от осуществления деятельности граничит с предельно допустимыми суммами выручки по УСН, позволяющими применять данную систему налогообложения.

Суд проявил либерализм, указав, что цена регулируется дистрибьютерским договором (от себя отметим – договор имеет серьезный потенциал при структурировании группы компаний), совместительство сотрудников не запрещено, у нескольких организаций был и другой поставщик. Не уверены, что решение останется в силе при обжаловании, хотя и здесь бывают сюрпризы.

О решении АС Удмуртской республики от 23.08.2019 г. по делу А71-2363/2019 мы уже писали:

ООО «СОЛ» применяет УСН, ПАО ВТБ хочет купить у него помещение, но выручка от реализации превысит лимиты по упрощенке, а специальный режим хочется сохранить. Тогда ООО «СОЛ» продает часть помещения ООО «Рекламные конструкции», которое тоже применяет УСН. Перед продажей происходит оценка помещения, в соответствии с которой его стоимость – 26 млн. р. Но через 4 месяца банк ВТБ покупает это же помещение в неизменном виде за 70 млн. р. Оставшиеся 64 млн. р. перечисляются ВТБ на счета ООО «СОЛ».

Полученные от продажи помещения деньги пропустили через цепочку невзаимозависимых организаций, но в конечном итоге они были выданы учредителю ООО «СОЛ» в качестве займа от ООО «РИА ИММОинвест», которая к этому времени уже успела выдать ему займы на 494 млн. р.

Дело примечательно отсутствием взаимозависимости между всеми организациями, но суд первой инстанции встал на сторону налогового органа.

А вот апелляция посмотрела на ситуацию по-другому[1]:

- оценка стоимости помещения в 26 млн. р. была проведена, то что ВТБ купил это помещение за 70 млн. р. – право сторон.

- займ на покупку помещения ООО «Рекламные конструкции» возращен, часть денег, полученных от реализации помещения была направлена в качестве займов ООО «РИА ИММОинвест», при этом займ с процентами возвращен и на него куплен объект недвижимости (правда, это все произошло уже глубоко за пределами ВНП).

- вопросы получения займов учредителем налогоплательщика апелляционным судом вообще не поднимался.

Впрочем, указанная положительная практика скорее является исключением (иногда к тому же временным, до нового решения суда апелляционной или кассационной инстанций), а вот использование типовых структур групп компаний, которым судами дана отрицательная оценка – сплошь и рядом, при этом собственники не хотят ничего менять (до первых проблем) или пытаются заниматься «косметическим ремонтом», который кроме лишних затрат и искусственного усложнения бизнес-процессов ничего не дает. 

Решение проблемы - как в политическом анекдоте брежневских времен: тут всю систему менять надо. Хотя бы в группе компаний.

 

P.S. Во вложении ниже - сводная таблица по делам о дроблении в разрезе субъектов РФ - скачивайте!




Вернуться к списку новостей

Читайте так же

Блог
Блог
Блог
Блог
Блог
Блог