Контролируемые иностранные компании и оффшоры

В ноябре 2014 года Федеральным законом N 376-ФЗ в Налоговый кодекс была введена глава 3.4. «Контролируемые иностранные компании и контролирующие лица».

Принято считать, что с этого момента государство усилило курс на активную деофшоризацию, перекрывая этот способ скрытого владения бизнесом, оптимизации налогов и вывода денежных средств за границу.

При этом иностранные компании дают следующие преимущества:

  • КИК, при заключении внешнеэкономических контрактов позволяют пользоваться нормами иностранного права, иметь иностранную подсудность, в том числе обеспечивающую большую прозрачность принимаемых судебных решении.
  • КИК позволяет иметь «своего» импортера или экспортера, упрощая заключение внешнеэкономических контрактов, ведение первичных и таможенных документов.
  • Организации, зарегистрированные за рубежом, позволяют обеспечить значительно большую защиту от рейдерских захватов через незаконное внесение в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о новых учредителях и генеральных директорах.
  • КИК позволяет осуществлять прикрытое владение бизнесом в РФ (в ЕГРЮЛ не будут содержаться сведения о физических лицах бенефициарах, а только об иностранной компании-собственнике, а в случае когда собственником иностранной компании в свою очередь выступает оффшор, при обстоятельствах указанных ниже, бенефициар вообще не будет известен ФНС).
  • КИК по-прежнему могут использоваться с целью оптимизации налогов, перераспределяя прибыль в низконалоговые юрисдикции. При этом контролируемая иностранная компания это не синоним оффшорной компании. КИК – любая иностранная компания, владельцем которой является российский резидент, оффшорная компания – это фактически та же КИК, но расположенная в оффшорной зоне, законодательство которой позволяет не раскрывать бенефициаров, упрощенно вести отчетность и либо вообще не платить налоги, либо платить их по ставкам, существенно меньшим, чем в неоффшорных зонах.
  • Но одно из основных предназначений КИК – защита активов бизнеса и его собственников. Несмотря на государственную пропаганду о незащищенности активов россиян на «загнивающем западе», сложно представить, что руководитель кипрского налогового органа позвонит председателю суда и порекомендует ему принять «правильное» решение о доначислении налогов не по праву, а по государственной необходимости, что для российской действительности абсолютная норма. То же касается различных форм принудительного изъятия объектов недвижимости для государственных нужд, например в интересах ФСО. При этом условием защищенности иностранных активов является возможность подтверждения их легального происхождения.
Контроль государства за совместной деятельностью российских и иностранных компаний и физических лиц обязывает тщательно прорабатывать схему взаимодействия между организациями, договорные конструкции, правильно использовать возможности соглашений об избежании двойного налогообложения, учитывать особенности налоговой отчетности как в РФ так и в иностранной юрисдикции