Корпоративные споры как следствие «пацанских» договоренностей

Одно крупное федеральное издательство в 2015 году выпустило книгу про бизнес в сфере продаж настольных игр, написанную российскими авторами. Книге даже присвоили титул лучшей бизнес-книги года и выпустили дополнительный тираж.

В одной из первых глав в нескольких абзацах описывается то, как два товарища решили стать компаньонами: «Когда партнер – именно партнер, а не инвестор или управляющий, есть идиотская, но работающая схема. В бизнес нужно входить вдвоем ровно 50 на 50. Оба равноправны, оба стараемся изо всех сил. Но при этом один должен быть главным во всем. Даже у нас, нормальных логичных пацанов, случались ситуации, кода мы были категорически не согласны друг с другом. В этот момент, конечно, решения принимал Дима. Ведь мы заранее знали, что он главный во всем».

Вот такой подход, который авторы справедливо назвали «идиотским» и приводит к корпоративным спорам: тут и патовая ситуация 50 на 50 и «пацанские» договоренности и «все равны», но один ровнее другого по понятиям. При этом тот, что «ровнее», надеяться, что так будет вечно. Чем-то напоминает брак, но если там хотя бы есть абстрактные понятия типа любви и верности, то в компаньонских отношениях (если конечно, компаньоны не спят друг с другом) иллюзий быть не должно.

ПОМОЩЬ В РАЗРЕШЕНИИ КОРПОРАТИВНЫХ СПОРОВ

Но, между тем, 50 на 50 между двумя компаньонами и типовой Устав – абсолютная и подавляющая реальность. Причем, если компаньонов больше, все с равными долями и типовым Уставом – ситуация еще более усложняется: кто-то начинает дружить против кого-то, уезжает, отказывается договариваться, требует дивидендов, заказывает проверки на своих компаньонов и т.д. Причем эти внутренние конфликты имеют даже более тяжелые последствия, чем атаки извне, будь то налоговые проверки или недружественные действия конкурентов или рейдеров.

Наблюдение из нашей практики – корпоративные конфликты чаще всего разгораются в двух случаях: когда все очень хорошо и когда все очень плохо.

В первом случае острота вопроса о разделении результатов работы увеличивается пропорционально росту прибыли, при том, что аппетит как известно приходит во время еды. Во втором случае возникает один из вечных вопросов: «кто виноват?», а после определения виновного в виде компаньона, на вопрос «что делать?» – возникает решение – сбрасываем балласт, каждый сам за себя.

Бывают и другие причины корпоративных конфликтов:

— разногласия по стратегическим вопросам дальнейшего развития бизнеса (идти в регионы или нет, запустить новое направление в производстве или стройке, развивать в компании производство или центральное место продажам и т.д.)

— желание одного партнера быть главным в силу субъективного восприятия справедливости такого решения: я старше, у меня больше опыт, я умнее и т.д.

— разная вовлеченность в бизнес: один из партнеров готов и хочет работать в операционной деятельности, а другой хочет уехать на острова и управлять бизнесом через интернет, раз в неделю давая указания наемным управленцам через CRM-систему. Так возникает ощущение несправедливости. А человеку свойственно справедливости добиваться, забывая, что это понятие субъективное, зачастую противоречащее рациональным интересам как компаньонов, так и бизнеса в целом.

— личные отношения между партнерами: тут и зависть и «просто надоел», личные обиды, а иногда и позиция супругов («зачем тебе компаньон, который половину денег забирает, ведь ты у меня такой умный!») и т.д.

— мировоззрение – компаньонские отношения мина замедленного действия, пока все по понятиям, все как будто хорошо, но как только один из партнеров предлагает отношения закрепить… Вот тут джин и вырывается из бутылки. Аналогия с браком тоже есть: «Брачный договор?! Ты хочешь развестись?!». С этой проблемой мы сталкиваемся при реструктуризации бизнеса, меняется структура группы компаний, доли, появляется прикрытое владение и необходимость перевести «пацанские» договоренности в юридические. Причем очень важно понимать, что юридическое закрепление ни в коем случае не заменяет человеческие отношения и договоренности.

О некоторых инструментах фиксации компаньонских отношений мы уже говорили в книге «Реальная оптимизация налогов», а также в статьях на сайте taxprof.pro, в этой статье коснемся вопроса последствий ситуации, когда уже не договориться.

Первый вариант решения корпоративного конфликта – принудительное исключение из состава участников. Основания: грубое нарушение обязанностей участника общества; действия, повлекшие наступление неблагоприятных последствий для общества. Ст. 10 ФЗ «Об ООО» позволяет участнику (или участникам), имеющим не менее 10% долей требовать в судебном порядке исключить участника, который грубо нарушает обязанности или делает невозможным деятельность общества.

Пример из судебной практики. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.05.2016 N Ф10-1260/2016 по делу N А68-3581/2015: «ответчик не выполнял решений общих собраний участников о внесении дополнительных вкладов в имущество общества на осуществление его текущей деятельности, направлял в правоохранительные органы и суд заявления, содержащие недостоверную информацию, необоснованно инициируя в отношении общества проверки правоохранительных органов и судебное разбирательство, намеренно блокировал приятие органами управления обществом решений о внесении изменений в Устав о местонахождении общества. Действия ответчика расценены судом как грубые нарушения, препятствующие продолжению нормальной деятельности общества».

Впрочем, такие решения скорее исключения, чем правила. В случае если участник общества владеет более 50% долей, исключить его вообще не возможно, так как по мнению суда: «с учетом справедливого баланса интересов участников исключение из общества участника, обладающего долей в размере более 50 процентов уставного капитала, возможно только в том случае, когда участники общества в соответствии с его уставом не имеют права свободного выхода из общества» (письмо Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»).

При ситуации два участника и 50 на 50 по мнению суда: «когда уровень недоверия между участниками Общества, владеющими равными его долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации Общества» — Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.09.2015 N Ф06-308/2015 по делу N А55-27518/2014 (ранее аналогичную позицию высказал и ВС РФ в Определении от 08.10.14 по делу №А06-2044/2013), т.е. стороны добровольно объединившись, добровольно должны и разойтись или решить конфликт, не используя решение судов в качестве инструмента решения.

Но при корпоративном конфликте никто не отменял необходимость исполнять свои обязательства перед контрагентами и, конечно, ФНС.

В свете возможной субсидиарной ответственности контролирующих лиц организации, которые последние несут солидарно (то есть дружно и вместе платят все), дальнейшее функционирование организации становится опасным для ее участников, особенно если генеральный директор не подконтролен выходящему участнику, а вопрос выделения действительной части доли может привести к судебным спорам. Также отметим, что одним из самых неправильных вариантов решения проблемы – просто «бросить» организацию, но об этом мы расскажет отдельно.

Ликвидировать же организацию можно только по решению всех участников, но для этого нужно договориться, в том числе по вопросу выплаты действительных стоимости долей.

Альтернатива – использование пп. 5 п. 3 статьи 61 ГК РФ, в соответствии с которым юридическое лицо может быть ликвидировано по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется. Как видно из формулировки, в суде придется доказывать невозможность достижения целей, что требует предварительной подготовки. Минус способа – возможность от ликвидации перейти в банкротство с субсидиарной ответственностью, например, в следствие одновременного предъявления требований кредиторами.

Если в собственности организации было недвижимое имущество и оно переходит в процессе ликвидации в долевую собственность бывших участников, конфликт переходит в очередную стадию, что также необходимо учитывать при принятии решения об определении собственника недвижимости.

И это еще не все возможные проблемы. Так что лучше, и правда, договариваться на берегу и не принимать «идиотских» решений как в рекомендациях не очень хорошей, но популярной книжки.