Как не стать крайним

Эта статья не только для собственников бизнеса и генеральных директоров, вина которых презюмируется, исходя из их статуса. Она и для наемных сотрудников, которые работают за зарплату, но могут понести и имущественную и уголовную ответственность за участие в незаконной оптимизации налогов. Потенциально в опасности все главные бухгалтера и финансовые директора малого и среднего бизнеса, которые в большинстве своем что-то да оптимизируют и не всегда законными способами.

Между тем, ФНС, учитывая норму п. 4 ст.110 Налогового кодекса, в рамках проводимых мероприятий налогового контроля должен установить конкретных должностных лицах организации, в результате действий которых совершено налоговое правонарушение. Вот к ним-то и относят помимо руководителя главного бухгалтера и бухгалтера, иных лиц, в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, для этого налоговики запрашивают:

— штатное расписание;

— приказы о назначении на должность лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность организации в проверяемом периоде, и материалы о привлечении их к административной ответственности (если привлекались);

— договор с управляющей организацией или управляющим (при наличии);

— доверенности на совершение отдельных действий, которые повлияли на совершение налогового правонарушения;

— должностные инструкции лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность организации в проверяемом периоде;

— пояснения должностных лиц организации по фактам налоговых правонарушений, выявленных в ходе проверки (при отсутствии письменных возражений по акту налоговой проверки).

Эти данные анализируются совместно с первичными документами для выявления фактов «нетипичности» документооборота, отдельных договоров, проведения отдельных операций в несоответствии с внутренними правилами компании, оформления отдельных операций «доверенными» лицами руководства, отсутствия информации об отдельных операциях у лиц, обычно ответственных за их оформление.

При этом ФНС не всегда удается привлечь руководителя организации к субсидиарной ответственности: Постановление АС Западно-Сибирского округа от 21.06.2017 № Ф04-2128/2017 ФНС требовала привлечь руководителя к субсидиарной ответственности, так как он непосредственно участвовал в схеме вывода активов с последующим банкротством первоначальной организации.

Недоимка банкротной организации составила 30 млн. рублей, субсидиарная ответственность директора – 4,5 млн., и суд первой инстанции встал на сторону ФНС. Решение суда было отменено в кассационной инстанции, так как не были установлены конкретные действия директора, направленные на банкротство, а значит, он не должен нести субсидиарную ответственность.

А вот Апелляционным определением Свердловского областного суда от 17.11.16 № 33–19675/2016 бухгалтер оказалась обязана выплатить в бюджет два миллиона восемьсот тысяч рублей. Все началось с выездной проверки, в ходе которой организация была привлечена к ответственности. Бухгалтерский учет велся на основании договора с ИП-бухгалтером, на которую были возложены обязанности по подготовке и сдаче бухгалтерской и налоговой отчетности в ФНС. Директор свое участие в предоставлении недостоверных сведений отрицал и (что не типично), уголовное дело возбудили на бухгалтера.

Не желая испытывать судьбу, бухгалтер подала в Следственный комитет заявление, в котором просила прекратить уголовное дело по подозрению ее в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ, вследствие акта об амнистии. Уголовное дело было прекращено, но история не закончилась. ФНС обратилась в суд, который пришел к выводу о том, что имеются установленные ст. 1064 ГК РФ основания для привлечения бухгалтера к гражданско-правовой ответственности по возмещению вреда, причиненного бюджетной системе, в связи с неуплатой организацией налогов.

Так как уголовное дело в отношении подозреваемой ИП было прекращено по нереабилитирующему основанию, и она отказалась от доказывания своей невиновности, правовым последствием этого решения явилась, в том числе необходимости возместить вред, причиненный неуплатой налогов организацией.  Даже при том, что организация не исключена из ЕГРЮЛ и осуществляет свою деятельность, это не повлияло на законность и обоснованность обжалуемого решения суда.

Вообще субсидиарная ответственность может достигает больших сумм, так генеральный директор и единственный акционер организации был привлечен к ответственности в размере более пятнадцати миллионов рублей (постановление АС Северо-Западного округа от 22.03.2017 № Ф07-1342/2017), причем история классическая: оптимизация НДС, выездная проверка, доначисление, недостаток средств организации и, как итог, — субсидиарная ответственность. Обращает на себя внимание, что история растянулась на семь лет, 2010-ый – год начала установленной оптимизации, 2017-ый – год решения суда кассационной инстанции.

Если оставить за скобками вопрос о целесообразности незаконной оптимизации в принципе, необходимо до начала построения схемы определиться кто будет крайним, какова вероятность такого развития событий как банкротство, какую роль в этом процессе будет играть ФНС, какого характера может быть ответственность.
Ответом будет проработанные инструменты размытия ответственности: принятия решения советом директоров без именной фиксации; «шахматное» голосование, при котором выносимый вопрос разбивается на несколько подвопросов, по которым не один из участников полностью не голосует «за»; использования номиналов; оффшоров; залоговых инструментов, инструментов прикрытого владения бизнесом  и т.д.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.