Сядут все???

By in
49
Сядут все???

Мы подготовили традиционный обзор по привлечению к уголовной ответственности по налоговым и другим предпринимательским составам по итогам 2018 года и началу 2019. Как всегда, наша цель не запугать руководителей бизнеса и главных бухгалтеров, а дать объективную картину реальных рисков. А они есть.

При подготовке статьи использовались только официальные данные МВД, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, ФНС, Росстата, а также Департамента судопроизводства Верховного суда РФ.

Пока правительство обсуждает регуляторную гильотину, реальная гильотина по налоговым преступлениям работает во всю, но нельзя не признать – она стала более избирательной:

Так продолжающееся снижение количества выездных налоговых проверок повлекло и снижение выявленных налоговых преступлений (материалы, по которым зарегистрированы в КУСП – книге учета сообщений о преступлениях), а значит и расследованных (по которым возбуждены уголовные дела).

Не сложно заметить, что по-прежнему между выявленным налоговым преступлением и возбужденным уголовным делом целая пропасть, в которой некоторые материалы проверок прекращаются постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, некоторые – за возмещением ущерба или за истечением срока привлечения к ответственности, некоторые материалы «футболятся» месяцами между районами или оперативным подразделением и следствием, а некоторые… скажем так, прекращаются по основаниям, не предусмотренным УПК РФ.

До суда и приговоров дел доходит еще меньше: итоги 2018 года Судебный департамент подведет только к июню, поэтому 273 приговора на графике это данные за 6 месяцев 2018 года.

Если же дело дойдет до суда, то по налоговому составу реально сесть в тюрьму можно, за 6 месяцев 2018 года это сделали 25 человек, причем свыше 5 лет лишения свободы получили 3 человека:

Напомним, что санкции за налоговые преступления предусматривают и столь суровые приговоры. Для удобства, мы свели составы преступлений в общую таблицу:

Интересно, что налоговые преступления остаются «мужскими» например, из 121 осужденного по ч. 2 ст. 199 УК РФ, только 17 женщин. Преступники же чаще всего (72%) имеют возраст от 30 до 49 лет и очень редко моложе – видимо не успевают стать интересными для правоохранителей. На наши семинары по оптимизации налогов также чаще всего ходят люди в возрасте 30-49 лет, но женщин обычно больше (в основном женщины – это главные бухгалтеры, мужчины – собственники или руководители бизнеса), вот и получается, что женщины больше беспокоятся о своей безопасности и соответственно реже становятся подсудимыми. Есть над чем задуматься мужчинам собственникам и руководителям бизнеса.

Почти каждая выездная налоговая проверка – потенциально возбужденное в отношении руководителя уголовное дело, среднего размера доначислений в 22 млн. рублей вполне хватает на ч. 2 ст. 199 УК РФ:

Полицейских в среднем интересуют и меньшие суммы недоимок, так ущерб бюджету от налоговых преступлений – почти 95 млрд. рублей, а значит одно выявленное преступление «тянет» на 12,9 млн. рублей. Если очень грубо – это обналичивание 25 миллионов рублей за три года или по 694 тыс. рублей в месяц. Так как мы практикующие налоговые юристы уже более 10 лет, с уверенностью можем утверждать, что каждый бизнес начиная от малого – в зоне риска.

Но всегда есть возможность «соскочить» – в соответствии со ст. 28.1 УПК РФ – суд, а также следователь прекращает уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении налоговых преступлений, в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме (недоимка, штрафы, пени). Другое дело, что возместить ущерб нужно будет полностью и не споря.

По первым частям налоговых статей уголовное дело чаще всего прекращается вообще за истечением давности, ведь они небольшой тяжести, а значит на основании ст. 78 УПК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года. При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления (подачи недостоверной декларации) и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Но это вовсе не означает, что в этом случае или в случае прекращения уголовного дела по другому не реабилитирующему основанию (например – амнистии), возмещать ущерб государству не придется и известное дело бухгалтера Галины Ахмедовой тому подтверждение.

Что касается тенденций 2019 года, то уже в январе 2019 года МВД рапортовало об увеличении на 3,4% по сравнению с январем 2018 года преступлений экономической направленности. При этом тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений экономической направленности составили 70,5%.

Газета «Коммерсант» в ноябре 2018 года опубликовала информацию о том, что для усиления борьбы с уклонениями от уплаты налогов центральный аппарат Следственного комитета России (СКР) рекомендовал своим сотрудникам выявлять и самостоятельно расследовать сопутствующие этому преступления, в том числе связанные с незаконной банковской деятельностью. Ранее подобные составы по подследственности передавались в МВД, но в СКР считают, что налоговые преступления должны расследоваться в полном комплекте с теми, которые им способствуют.

Реально работает совместный приказ МВД России N 317, ФНС России N ММВ-7-2/481@ от 29.05.2017 «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности налоговому органу» и Письмо ФНС и СК РФ N ЕД-4-2/13650@ от 13 июля 2017 года вместе с «Методическими рекомендациями «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора)» (в котором налоговикам предписано искать при выездных налоговых проверках умысел для улучшений перспектив возбуждения уголовного дела).

Но часто суровость закона продолжает компенсироваться его неисполнением: в каких-то ФНС дают менять счета-фактуры от одних однодневок на другие без доплаты налога; при выявлении использования «бумажного НДС» налоговики в большинстве случаев требуют корректировки по НДС без корректировки налога на прибыль, да и спорные контрагенты вылетают не все и не сразу.

При этом такая парадигма налоговой оптимизации и построения бизнеса несет в себе мину замедленного действия, которая опутывает организации виртуальными товарными остатками, задолженностями перед спорными контрагентами, займами и векселями или многочисленными ИП, разделяющими потоки с НДС и без НДС, а также номиналами и искусственно усложненной структурой бизнеса.

Автор статьи:

Иван Кузнецов, руководитель центра налоговой и корпоративной безопасности бизнеса “Комплаенс Решения”

54321
(0 votes. Average 0 of 5)
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *